Об истории создания фильма «Русская жертва»

В марте 2000 года страна вздрогнула, узнав о страшной трагедии, которая произошла в Аргунском ущелье Северного Кавказа с ротой псковских десантников, которые шли на задание и встретились с двухтысячной группировкой боевиков, выходивших на равнину. Завязался бой, который длился почти сутки, на каждого нашего бойца приходилось по 27 боевиков. Ценой жестоких мучений, которые пришлось перенести ребятам в бою, и ценой своей жизни боевики были остановлены, Россия была защищена…

По заданию командования ВДВ мы поехали с актрисой Галиной Рылеевой принять участие в памятных мероприятиях, проводимых Псковской воздушно-десантной дивизией. Мы ехали в одном поезде с родителями героев — восемьдесят четыре семьи, они ехали в разных вагонах, и мы решили познакомиться с ними. Переходя из купе в купе, мы все больше погружались в жизнь этих замечательных ребят из 23 поселков, станиц и городов России, которых как будто отобрали по лучшим человеческим качествам в эту роту… И в жизнь их замечательных мам, которые в отличие от привычных с 90-х годов родительских комитетов не возмущались, никому не предъявляли претензий, а своим смирением, своей верой в промысел Божий, своей любовью к ушедшим сыновьям как-то были похожи на образ Божьей Матери, которая безропотно отдала своего сына за искупление других… Вся ночь прошла в воспоминаниях. Особенно глубоко нас тронули рассказы о том, как в ночь боя каждая мама видела своего сына во сне, и о том, как теперь сыновья помогают им «оттуда», подсказывают, защищают… Как тут не поверишь в то, что душа не умирает, что она близко, когда родителям Дениса Трегубова с Урала их сын во сне велел пойти в Сбербанк, снять с его собственного счета деньги и передать их воевавшим в Чечне и Афгане! Многие другие рассказы о снах вы сможете увидеть в нашем фильме.

Приехав в Псков с переполненной переживаниями душой, мы одновременно решили, что о том, что мы узнали ночью, должна узнать вся страна. Как жили эти ребята, почему каждый из них принял добровольное решение пойти именно в десант, почему с детства они были не такие как все их сверстники, а с огромной душой, вмещающей весь мир, с готовностью отдать последнюю рубашку другу, а если понадобится, то не только рубашку, а и саму жизнь… Эти ребята — как знак духовной высоты нашего народа, так и молчаливый укор совести всему недостойному в нашем обществе, — одни никак миллионы не нагребут, а эти вот так просто пошли и отдали свои юные жизни за други своя, за каждого из нас, причем реально отказавшись от тех больших денег, которые предлагали им боевики, чтобы разойтись без боя. Просто исполнили заповедь любви – нет больше той любви, чем если кто душу положит за други своя.

Вечером должен был приехать актер Борис Галкин, но так получилось, что ему взяли билет на следующий день, и нам с Галиной пришлось выходить в зрительный зал к родителям героев без Бориса Сергеевича. Надо было срочно придумать какую-то программу. Мы побежали в храм св. Александра Невского к отцу Олегу (Тэору), купили у него много икон святой царской семьи, большие свечи. Раздали всем по свече и по иконке. Когда Галина вышла в зал, она попросила зажечь свечи, и стала исполнять песню, посвященную погибшим воинам. Песня была какой-то пронзительной, и когда Галина увидела, что все родители встали со свечами и плачут, она едва закончила песню, вбежала за кулисы и разрыдалась. Рана тогда была еще слишком живая. Я зачитала письмо Александры Федоровны (св. царицы), адресованное матерям погибших воинов в Первой мировой войне. В этом письме глубокие слова утешения и уверенности, что их сыновья живы (это письмо звучит в конце нашего фильма). Письмо тоже очень тронуло души матерей, и я тогда предложила просто поговорить и обсудить, что мы можем сделать для памяти их сыновей и мужей. Когда человек вовлекается в обсуждение конкретных действий ради близких, он получает утешение и надежду. Стали составлять план, каждая семья предлагала свое. Неожиданно для себя я сказала: «Ну а мы со своей стороны обещаем сделать правдивый фильм о ваших сыновьях и мужьях, в котором расскажем, какие они были и что произошло. Для этого нам необходимо собрать домашние фотографии ребят, и ваши рассказы». Это вызвало большое оживление, все присутствующие создали очередь, а мы с Галиной записывали их рассказы, адреса. Засиделись до поздней ночи.

Легко сказать – сделаем фильм, как будто кто-то за меня это сказал, а каково сделать? Мы поехали на остров к старцу Николаю (Гурьянову), чтобы посоветоваться и взять благословение на работу по фильму. Батюшка благословил, и мне показалось после его святого благословения, что все получится быстро, а батюшка, как будто прочитав мои мысли (а он действительно читал мысли), сказал: «Все получится, но не так быстро, как нам хотелось бы». Я подумала: «Наверное, через полгода». С момента нашей встречи с батюшкой до начала съемок прошло четыре года. За эти годы уже другие кинокомпании, которым была дана поддержка министерства культуры, начали съемки о прообразе подвига шестой роты (фильмы «Честь имею», «Прорыв», «Грозовые ворота»), а мы, показывая наш сценарий, не могли добиться финансирования и работали на собственные деньги от проданного жилья. Батюшка при встрече сказал еще: «Царь провожал воинов в последний путь, подумайте об этом». Он имел ввиду, что на похоронах десантников в Пскове было много икон царя, а одна икона шла в похоронной процессии, так благословил отец Николай. Кто бывал у него за духовной помощью, тот знает его особое отношение к духовной роли последнего нашего государя. В нашем сценарии мы связали историю, которая произошла с ротой, с историей государя, тем более даты слишком совпадали – ребят хоронили в день Державной Божьей Матери и день предательства царя — день, когда его арестовали в Пскове и вынудили подписать отречение.

К 2004 году нам удалось с помощью родителей, с помощью десантников и их структур, с помощью простых людей собрать сумму — недостаточную, но возможную для проведения части съемок. Помогла моя встреча с зам. министра обороны Любовью Кондратьевной Куделиной, которая выделила деньги через министерство обороны. Мы получили 5 млн рублей, и хотя эта сумма была небольшой для съемок фильма с участием актеров, но это помогло собрать средства с помощью спонсоров, многих из которых мы впервые увидели только в доме кино на премьере фильма. Дай Бог им всем здоровья и Божьей помощи!

Съемки и монтажно-тонировочный период проходили два года. Это также связано с трудностью поиска финансов. Но во всем промысл Божий. Мы начали снимать в первый день царскую тему в Санкт-Петербурге в праздник Иверской иконы Пресвятой Богородицы, завершили съемки в праздник Иверской и премьера фильма состоялась в день Иверской иконы Божьей Матери.

Я бы могла рассказать о многих чудесах, которые происходили в съемочной группе во время работы, но это отдельная тема. Даже технические службы отмечали: вроде тревога, что мало готово на площадке, а приезжаем — и все устраивается. Актеры, исполняющие роли героев с настоящими фамилиями, не играли их, они пытались прикоснуться к их жизни и донести ее до зрителя. Это больше рассказ, чем игровой сюжетный фильм, поэтому и рассказ от автора в лице народного артиста России Александра Михайлова, поэтому и дневник жизни, который реально писал командир разведки ст. лейтенант Алексей Воробьев, поэтому и реальные мамы в кадре, поэтому и использование хроники. Жанр фильма — художественно-публицистический. Поскольку мы поставили задачу и обещали родителям сделать фильм о реальной истории их сыновей, мы не могли позволить закручивание драматических сюжетов, использование жанра боевика и т.д.

На кастинге я спрашивала актеров, есть ли благословение вашего духовника на участие в этом фильме. Актер Евгений Якушевский, исполнивший роль Алексея Воробьева, сразу ответил – да. В тот же день он пошел и покрестился в храме, чтобы взять благословение, так как до сих пор был не крещен. Актеру Косте Исаеву в день кастинга поступило предложение о хорошо оплачиваемой роли в другом проекте, но он ради желания прикоснуться к этим героям отказался и поехал с нами на съемки. А потом мама Александра Комягина, которого сыграл Костя, написала нам в отзывах: «Костя – мой сын». Разве для актера это не главное? Вся съемочная группа работала, чтобы сделать этот фильм, а не заработать на нем. Работали и ночами, и в морозы, никто не роптал. Вместо удобного камервагена у нас был под рукой «соболь», который из благотворительности выделило нам Мострансагенство. Кормили нас полевой кухней десантники. Актеры жили в казармах псковской дивизии. Пиротехника использовалась военная, в дивизии нам реконструировали хронику боя, особенно помогли военные консультанты, которые сами выходили на высоту и забирали тела ребят.

Когда съемки были закончены, мы еще долго жили встречами с родителями — мы же за время работы стали одной семьей, проехали все регионы, где живут родители, встречались каждый год первого марта…

Фильм о героях до сих пор живет своей жизнью, его много используют в регионах, в школах. Об одном показе хотелось бы вспомнить. Это было в Серпухове, в исправительной колонии. Мы приехали туда с большой группой актеров, но когда фильм закончился и началось время обсуждения, никто из нас не знал, что сказать и как себя вести, все сидели, опустив головы, так как все наши зрители плакали. Пауза длилась долго, мы поняли, что в словах нет нужды. Через некоторое время встал актер Константин Исаев и спросил: «Ну что, мужики, что дальше делать будем? Как жить? Пацанам-то этим столько же было, как вам». В ответ всхлипывания. Разговора у нас не получилось, но он и не нужен был тогда. На трассе из Москвы в Тулу у дороги стоит часовня, посвященная памяти благоразумного разбойника. Она открыта круглосуточно, и каждый путник может и ночью зайти помолиться, поставить свечи, послушать песнопения, взять молитвословы, православную литературу — все безвозмездно. Построил часовню человек, который отказался от своей прошлой жизни и сейчас посвящает много времени служению Богу. Как-то ехали мы в Тулу и остановились у часовни. Потом увидели свет в окошке избушки, что возле часовни и постучались. Открыл нам хозяин часовни, зашли и увидели картину – сидят на лавках молодые ребята и смотрят телевизор, а на экране – фильм «Русская жертва». Мы, конечно, были в крайнем удивлении. «Воспитываю вашим фильмом молодежь», — пояснил хозяин. Мы часто видим – не коммерции ради люди это делают (какая тут коммерция), а потому что не увидишь по телевидению, а душа просит… Как написали нам школьники в Камышине в кинозале: «Ни один американский фильм не сравнится с этим». Понятно, что ребята имели ввиду не качество фильма, а то что он коснулся их сердца. Для нас это самое важное.

Елена ЛЯПИЧЕВА,
режиссер-постановщик

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *